Отзывы


О жизни купецкой
www.domaschnie-remesla.ru

«Жизнь купецкая» – третья книга издательства «Ново»  в серии «Карман России». Ее презентация состоялась 12 сентября на Нижегородской ярмарке в рамках Форума «Россия единая».

Академический зал ярмарки встречал гостей нежными звуками флейты. Предприниматели, ученые, краеведы, сотрудники музеев и журналисты с уважением брали в руки и рассматривали увесистый фолиант в красивом переплете. “Солидная книга. Достойная. Прекрасная дизайнерская работа, а фотографий сколько интересных!” – переговаривались собравшиеся. – “Жалко тираж маленький – всего три тысячи. Разойдется быстро.”

– Впервые в России сделана попытка, оказавшаяся удачной, создать энциклопедию купеческой жизни — так оценила работу авторов к. фил. н. Валерия Белоногова.– В книге рассказывается о том, как богатели нижегородские купцы, во что вкладывали миллионы, какие предметы быта их окружали.

Над “Жизнью купецкой” трудилась почти сотня авторов. Впервые в книге были использованы дневниковые записи предпринимателей и их родственников. Впервые обнародованы и фамилии купцов, в свое время весьма заметных, но не входящих в “дежурную” обойму при упоминаниях об истории нижегородского края.

Инициатор проекта к. э. н., директор издательства “НОВО” Надежда Синицына рассказала, что работа над изданием длилась два года. Изюминкой она считает публикацию материалов из частных архивов потомков купцов.

Павел Солодкий, председатель НРО “Деловая Россия”, тоже высоко оценил труд издателей. Он порекомендовал сделать перевод книги на английский язык, чтобы она стала понятна и зарубежным гостям. Павел Михайлович пообещал организовать презентацию книги “Жизнь купецкая” в Москве на большом предпринимательском форуме.

А еще прозвучала мысль: пора предпринимателям собирать деньги на новую книгу из этой серии. Ведь можно сколько угодно спорить о том, третья ли мы столица, а вот что купеческая – исторический факт!


OZON.RU
Медведь Кирилл
 

Симпатичная книжища, интересная, солидная, со вкусом составленная, отлично изданная, с изумительными большими фотографиями – порядочная вещь, одним словом.

Все-таки сложившийся образ толсторылого купчины в поддевке, со слезливыми кутежами, цыганами и самодурством – это аналог образа «нового русского» в нынешних анекдотах. На самом деле все было гораздо интереснее, сложнее и необычнее. О мелких лавочниках в книге не говорится. А рассказывается о семьях достаточно крупных предпринимателей –  пароходовладельцев, собственников фабрик, о владельцах крупной недвижимости. О каждой семье в книге – отлично написанный очерк на 2-4 страницы, с несколькими четко воспроизведенными фотографиями. Все понятно рассказано – с кого клан начинался, кто дело развивал, на ком они женились, и чем все это закончилось и что с кем стало после 1917 года. Эти очерки составляют примерно половину книги.

Другая половина – это немножко о купеческом быте, и больше – о ведении бизнеса в то время. Много фотографий цехов, буксиров, пристаней, мельниц, складов. Все внятно объяснено насчет банков, залогов, облигаций, займов – с воспроизведением всех этих документов. И это действительно интересно, потому что жизнь в то время вовсе не была проще нынешней, да и люди были не глупее. В книге в основном рассказано о нижегородских купцах и купцах Городецкого уезда. Книга от этого нисколько не проиграла. Думаю, что в Моршанске или в Астрахани бизнес велся по тем же самым правилам, и истории купеческих семей были схожи.

Написано толково, хорошим чистым языком. Все серьезные темы понятно объяснены и показаны. Материал книги мне был на 90% совершенно до этого не знаком – поэтому восторг узнавания в первый раз чего-то интересного был испытан полностью.


http://rustik68.narod.ru

Исключительно благодаря прозорливости и пытливому уму Айдара Садыкова в поле нашего зрения попала такая интересная и замечательная книга как «Жизнь купецкая» выпущенная Нижегородским издательством НОВО. В казанские книжные магазины на продажу эта книга не поступала, как минует наш город и множество других интересных изданий. Сначала немного огорчило, что книга эта нелюбимого мной огромного формата, который не умещается на стандартные книжные пóлки.

Однако, в ряде случаев такой формат оправдан, если книга одновременно является альбомом с полноформатными иллюстрациями. В этом плане нижегородская «Жизнь купецкая» существенно выигрывает перед казанским двухтомником «Золотые страницы купечества, промышленников и предпринимателей Татарстана». В случае казанского издания (научно-методический издательский том «Яналиф») до безобразия по-идиотски огромный формат совершенно не оправдан, ибо иллюстрации в этом двухтомнике крохотные и качество их далеко не всегда на высоте. Т.е. в случае казанского «купецкого» издания справедлива китайская пословица гора родила мышь, хотя в части текстовой информации казанское издание вполне неплохое.

А нижегородский альбом-справочник купеческой жизни составленный на основе материалов из различных музеев и частных коллекций М.В.Золотарёва, Л.Л.Крайнова-Рытова, Л.Г.Тельнова, пополнил не только мою бибилиотеку, но и коллекцию авторских автографов, ибо известный нижегородский коллекционер-филокартист Лев Григорьевич Тельнов, чья коллекция старинных открыток была использована при подготовке этого издания, сделал для меня памятную надпись на титульном листе.

Подзаголовок этого издания Забытые страницы истории российского предпринимательства XIX – начала XX века определяет исторические рамки темы заявленной в названии книги. Впервой главе этой книги КУПЕЦ КУПЦУ РОЗНЬ, даны сведения о происхождении купеческого сословия, приведены данные о крупнейших купцах и купцах-первопроходцах и о том как государство регулировало свои взаимоотношения с купеческим сословием. Вторая глава имеет весьма красноречивое название КАК ЗАРАБАТЫВАЛИ МИЛЛИОНЫ. Эта глава весьма обширна и описывает различные аспекты крупного предпринимательства той эпохи. Мне лично понравилась в этой главе статья о Торговом доме «Братьев Агафуровых» уроженцев села Большие Елги (Юлги) Лаишевского уезда Казанской губернии, но достигшие апогея своей деятельности в Екатеринбурге. Третья глава НА БЛАГО ОТЕЧЕСТВА рассказывает о купеческих званиях и наградах, купеческой благотворительности, как в местных, так и государственных масштабах. Четвёртая глава ПОСЛЕ ТРУДОВ ПРАВЕДНЫХ отведена описанию купеческого быта, их домашнего уклада, а так же повествует о пристрастиях купцов к коллекционированию и чудачествам. Самая обширная последняя пятая глава КУПЦЫ, КУПЧИКИ, КУПЧИХИ, приводит биографические данные по сорока двум купеческим фамилиям. Завершается она текстом духовного завещания купца Е.М.Карпова.


Вера и дело купцов Бугровых

Дмитрий Урушев

Седов А.В. Кержаки. История трех поколений купцов Бугровых. — Нижний Новгород: Изд-во НОВО, 2005, 216 с.

К старообрядчеству принадлежали крупнейшие предприниматели, в чьих руках были сосредоточены основные промышленные и банковские капиталы страны. Имена многих у всех на слуху: текстильные фабриканты Морозовы, промышленники и финансисты Рябушинские, владельцы фарфорового производства Кузнецовы.

В Нижнем Новгороде, да и по всему Поволжью, нет, пожалуй, такого человека, который не слышал бы о купцах-староверах Бугровых. Нижегородцы до сих пор с благодарностью и любовью вспоминают Николу Бугрова (1837-1911), строителя богаделен, школ, больниц и ночлежек, раздавшего за свою жизнь 10 млн. рублей милостыни. Остальным россиянам Бугров известен преимущественно дружбой с Максимом Горьким.

Трем поколениям семьи Бугровых посвящена книга Андрея Васильевича Седова «Кержаки». Книга начинается с рассказа о знаменитом «дедушке Бугрове» — Петре Егоровиче (1785-1859). Выходец из бедной крестьянской семьи, он сумел, побывав и пастухом, и батраком, и бурлаком, стать богатейшим купцом Нижнего Новгорода. Его дело продолжил и преумножил сын Александр, а затем и внук Никола. История этого рода убедительно развенчивает обывательскую мораль, утверждающую, что «трудом праведным не наживешь палат каменных». Свои капиталы Бугровы нажили честно, упорным трудом и бережливостью.

Бугровы были не только крупнейшими предпринимателями и благотворителями, но и выдающимися деятелями старообрядчества. Они принадлежали к Беглопоповскому согласию, которое не признало греческого митрополита Амвросия, в 1846 году перешедшего в старообрядчество и положившего начало священству так называемой Белокриницкой иерархии. Не имея своей иерархии, беглопоповцы принимали из Синодальной Церкви «беглых попов» (отсюда и название). Главнейшим центром Белокриницкой иерархии стало знаменитое Рогожское кладбище в Москве. А центром беглопоповства — Новое кладбище в Нижнем Новгороде, опекаемое Бугровыми. Кладбище стали называть «Бугровским», а беглопоповство — «Бугровской верой».

Моральные качества «беглых попов» вызывали недовольство староверов. Во второй половине XIX века «за длинным рублем» в старообрядчество потянулись самые нечистоплотные священники. Беглопоповцам было унизительно зависеть от таких пастырей, поэтому их заветной мечтой было обретение собственного епископа. Много сил и стараний к этому употребил Никола Бугров. Приобретение архиерея представлялась ему неким родом покупки, на которую купец был готов выделить 27 тыс. рублей. Но и за такие немалые деньги ни в России, ни за границей Бугрову не удалось найти епископа.

Книга Андрея Серова в значительной степени посвящена истории старообрядчества. Но, к сожалению, при всей своей несомненной и весьма похвальной любви к «древлему благочестию» автор не вполне знаком с его историей. Иначе бы он не повторил вслед за газетой «Нижегородский листок» «большую сенсацию» — неверные сведения о некоем канадском архимандрите Михаиле Картусеве, ставшем в 1908 году епископом Мелетием у беглопоповцев. Газета также сообщала, что Собор епископов Белокриницкой иерархии запретил Михаилу-Мелетию совершать богослужения. Из этого Андрей Седов делает неверный вывод, что «рогожские заправилы старообрядчества возревновали успеху нижегородских».

В лице Михаила-Мелетия соединились два реальных старообрядческих епископа Белокриницкой иерархии — архимандрит Михаил (Семенов), рукоположенный в 1908 году в епископы для канадских староверов-эмигрантов, и епископ (затем архиепископ) Мелетий (Картушин), рукоположенный в том же году в епископы на Саратовскую кафедру. Епископ Михаил Канадский был запрещен в священнослужении, но никакого отношения к беглопоповцам это не имело.

Подобные ошибки нивелируются многочисленными достоинствами труда Андрея Седова. К ним можно отнести не только информативность, но и живость изложения. Это делает книгу весьма увлекательной и познавательной, что для подобных монографий является большой редкостью.

 

 

ВАШ ОТЗЫВ

Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Отзыв